Юлия Латыпова (morpekh) wrote,
Юлия Латыпова
morpekh

Categories:

Что происходит с русским ударением?

Очень понравилось это интервью об орфоэпии - правилах ударения. Особенно мне были интересны примеры с ударениями в иностранных заимствованиях в русском языке. И еще много чего познавательного и любопытного.

Смогут ли лингвисты отстоять вариант «звонИт», как ударение связано с социальным престижем и что такое «каприз литературного языка, рассказал доцент факультета журналистики МГУ, автор «Словаря образцового русского ударения» Михаил Штудинер.


Текст: Ксения Туркова



...

– Наша тема сегодня – «ЙогУрт, дОговор и маркЕтинг: что происходит с ударением?». Я не случайно произнесла эти слова именно так. «ЙогУрт» в своё время вызвал бурю негодования. Все подумали, что это что-то новое, хотя на самом деле это старый вариант. В ноябре прошлого года вышел новый орфоэпический словарь, в котором вариант «дОговор» отмечен как допустимый, и это тоже вызвало скандал. Ну, и «маркЕтинг», который сначала был «мАркетингом». Что происходит с ударением?


– С ударением ничего плохого не происходит. Мы привыкли считать, что русское ударение свободно, но степень этой свободы относительна, потому что в сфере ударений, или в акцентной системе русского языка, как выражаются лингвисты, действуют определённые закономерности. Прежде всего я бы назвал тенденцию к ритмическому равновесию. Что это такое? Попробую показать на примере слова «маркетинг». Оно пришло в наш язык с ударением языка-источника: «мАркетинг». От этого слова было образовано прилагательное «маркЕтинговый». И сейчас ещё есть люди, которые очень старательно выговаривают «мАркетинговый». Мне кажется, что это чрезвычайно трудно, потому что в русской акцентной системе действует тенденция к ритмическому равновесию. Людям, говорящим по-русски, трудно произносить длинные последовательности безударных слогов. Если мы будем произносить прилагательное «маркетинговый» с ударением на первый слог, в нём будет очень много заударных слогов. Это неудобопроизносимо.


– Но люди, которые работают в отделах маркетинга, никогда не откажутся от варианта «мАркетинг». Как им объяснить, какие аргументы привести?


– У русского языка свои законы, и чтобы принимать решения, которые касаются нашего языка, нам не нужно обращаться к языку-источнику. Ритмическое равновесие заключается в чередовании ударных и безударных слогов, поэтому ударение с флангов слова – с начала и с конца – стремится к его середине. Наиболее удобная последовательность безударных слогов – это два-три безударных слога подряд, и именно такое межударное расстояние между словами в любом тексте. Скажем, когда-то было «аккомпанировАть», но это трудно произносить, поэтому стало «аккомпанИровать». От глагола «мыслить» сначала появилось существительное с ударением на первый слог, но в результате действия тенденции к ритмическому равновесию оно сместилось к середине слова, и сейчас сосуществуют варианты «мышлЕние» и «мЫшление», причём побеждает вариант «мышлЕние».


Немного существует имен существительных, в которых сохраняется ударение того слова, от которого оно образовано: например, слово «обеспЕчение» (от глагола «обеспЕчить»). В подавляющем большинстве имён существительных на -ание, -ение ударение перешло на эти суффиксы, а в «обеспечении» сохраняется ударение, которое в глаголе. Такой же случай – сосредотОчение-сосредотОчить. Языковеды подобные случаи называют «каприз литературного языка». Они противоречат тенденции, но носители языка отрицательно реагируют на другие варианты. Это становится своеобразной лакмусовой бумажкой: если человек произносит «обеспечЕние», это вызывает раздражение, и для многих людей это признак того, что человек плохо владеет литературной акцентной нормой. Могут даже делаться выводы о низком уровне общей культуры.


– Новый орфоэпический словарь признал допустимым ударение «вклЮчит», то есть ударение сместилось с одного фланга на другой. Почему?


– Фёдор Иванович Тютчев в одном из своих стихотворений писал: «Жизнь над нами тяготеет и душИт нас, как кошмар». Почему Тютчев, высокопрофессиональный поэт, употребил такую форму? Или у Лермонтова: «Сидят наездники беспечно, курЯт турецкий свой табак». Ни Тютчеву, ни Лермонтову не нужно было уродовать наш язык, чтобы слово поместилось в размер или чтобы ритм был соблюдён. Просто такова была норма. Глаголы такого типа, как «курить», «варить», «звонить», искони произносились с ударением на окончание.


Когда наблюдается действие какой-то закономерности, в первую очередь ей подвергаются слова, которые чаще употребляются. Было «курИт», стало «кУрит».


Варианты «включИт», «звонИт» находятся на островке в море, в котором плавают глаголы того же типа, у которых ударение уже давно на основе, а не на окончании. Вы можете спросить: долго ли так будет продолжаться? Невозможно сказать, потому что носители литературного языка с высоким уровнем языковой компетенции отрицательно реагируют на варианты «звОнишь», «вклЮчишь», и это помогает правильным вариантам сохраняться дольше. Вероятно, это продержится ещё довольно долго.


– Раз уж мы заговорили о тенденциях, спрошу про тенденцию смещения ударения на окончание в формах множественного числа: профессоры-профессора и так далее. Это же очень агрессивная тенденция? Если во времена Ломоносова было всего три формы – бока, рога, глаза, – сейчас их более 600.


– Да, эта тенденция началась очень давно, и постепенно всё большее количество слов ею охватывается. Это живой процесс, поэтому тут много колебаний, и правы лингвисты, когда во многих случаях говорят: можно и так, и так. Просто люди, не имеющие специальной лингвистической подготовки, обычно хотят, чтобы дали однозначную рекомендацию. Люди обычно бывают резко настроены против вариантов. Но вариантность – одно из основных свойств любого языка. Если говорить об акцентных вариантах, то это хорошо потому, что позволяет языку незаметно перейти от одного состояния к другому. Есть, правда, специфические сферы речи, в которых принимают только один вариант, но это предмет договора, условность. Например, нежелательно, чтобы в эфире был разнобой.


– Ещё я хотела спросить про пометы в словарях. Какой вывод нужно сделать человеку, увидев в словаре помету «допустимое»?


– Эта помета делается в случаях, когда вариант широко распространён. Лингвисты говорят: «Раз этот вариант так употребителен, говорите, но знайте, что это не самый предпочтительный вариант нормы».


Я хотел бы подчеркнуть одну вещь. Норма формируется стихийно, как результат речевой практики, нельзя каким-то декретом что-то ввести в язык или изъять. Но можно зафиксировать это с помощью словарей, с помощью того, что называется «кодификация». Норма – это объективное явление, а кодификация – это то, что делают люди. Они изучают, как употребляют слова, с каким ударением, фиксируют это в словарях и преподносят как рекомендации.


– Тут у многих может возникнуть претензия, что лингвисты не отстаивают русский язык, а сдают его, говорят «ну ладно, пользуйтесь», вместо того чтобы говорить «нет, нельзя». Какова вообще роль лингвистов в этих процессах?


– Я думаю, в каждом случае по-разному. Я думаю, все вы слышали словосочетание «запретительная помета». Они бывают разные по степени жёсткости: «договорА» – это «неправ.» – неправильно. Может быть более мягкая помета – «не рек.» – не рекомендуется. В каких-то словарях она может быть у варианта «дОговор», хотя в новом орфоэпическом словаре, наоборот, это даётся как допустимый вариант. Но это не значит, что мы должны все построиться и использовать допустимый вариант. Словарь однозначно отвечает на вопрос: предпочтительный вариант нормы тот, который даётся на первом месте, – «договОр».


– Но представим, что абсолютно все говорят «звОнит». Смогут ли лингвисты отстоять вариант «звонИт»? Один из авторов нового орфоэпического словаря Мария Каленчук в интервью говорила нам, что за вариантом «звОнит» будущее.


– Квалифицированные носители русского языка уже пометили в своей памяти вариант «звОнит» как недопустимый, но этот вариант соответствует языковой тенденции, поэтому Мария Леонидовна говорит о том, что у него есть какое-то будущее. Но по отношению к этому варианту существует сильное неприятие обществом. Лингвисты называют это фактором социального престижа. Например, разговаривая с шофёрами, я бы с удовольствием употреблял широко распространённый и отвечающий тенденциям вариант «шофера», но я не стану этого делать, потому что тут срабатывает фактор социального престижа: тот круг людей, с которыми я хотел бы ассоциироваться, не употребляет этот вариант.


– Хотелось бы немного поговорить про иностранные имена собственные. Часто возникают споры: ФлОрида или ФлорИда, Уолт ДИсней или ДиснЕй? Кто-то говорит, что надо говорить так, как в языке оригинала, кто-то – что по правилам русского языка.


– Мне кажется, тут довольно просто. Нужно различать иноязычные имена собственные, которые сейчас приходят в наш язык, и те, которые имеют давнюю русскую традицию. Не нужно в один прекрасный день просыпаться и говорить: мы неправильно произносим название столицы Шотландии ЭдинбУрг, надо Эдинбург, потому что так по-английски. Эдинбург, Петербург, Мариенбург – тут срабатывает аналогия. Кстати, закон аналогии – это ещё одна очень серьёзная причина, которая влияет на изменение ударения.


– Но аналогия не всегда срабатывает?


– Не всегда. Более того, один очень хороший специалист, критикуя мой словарь, спросил: почему у тебя «мАркетинг», но «маркЕтинговый»? Ему казалось, что в таком случае должно быть «мАркетинговый». Совершенно не обязательно. Остров РОдос, но прилагательное «родОсский», и ничего с этим не поделаешь, потому что действует тенденция к ритмическому ударению.


– Давайте поговорим о старомосковском произношении. Осталось ли оно ещё, кто им сейчас пользуется, какие у него признаки?


– Я могу перечислить некоторые черты старомосковского произношения по степени частоты употребления в современной речи. Я думаю, что самая сохранившаяся черта, которая и сегодня во многих пособиях по орфоэпии рассматривается как предпочтительный вариант произношения, – это долгий мягкий звонкий шипящий согласный в словах такого типа, как «позже», «дрожжи», «вожжи», «езжу», «визжать». Если вы произносите твёрдый вариант, тоже хорошо, правильны оба варианта. Но традиционный вариант – мягкий. Я бы советовал его культивировать, если вам это не слишком трудно. С чем это связано? Есть великая русская литература, русская поэзия, и в некоторых случаях, если мы забудем о том, что был мягкий вариант, точных рифм не получится. У Анны Андреевны Ахматовой есть стихотворение 1960 года, написанное на смерть Пастернака: «Умолк вчера неповторимый голос// И нас покинул собеседник рощ// Он превратился в жизнь дающий колос// Или в тончайший, им воспетый дождь». Слышите, какая тут рифма? Рощ–дощь. Старомосковская норма делает стихотворение живым. Но если вы привыкли к твёрдому варианту, переучиваться не нужно.


Ещё одна черта старомосковского произношения – глагольный постфикс-ся/сь. В соответствии со старомосковской нормой это твёрдый «с»: «клянус», «клялса». Это можно услышать в речи многих носителей языка с высоким уровнем речевой культуры. Но намеренно это культивировать не нужно.


...


По материалам http://mn.ru
Tags: правила ударения в русском языке, ударения в иностранных заимствованиях
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Детский английский театр "AMAZE"

    Я создала этот детский театр в ноябре 2015 года. До этого мы часто делали небольшие театральные постановки в процессе семейного обучения детей…

  • Языковой лагерь в Благовещенске

    Недавно я вернулась с детской языковой смены международного центра "Лингва Лидер", где работаю в качестве разработчика и руководителя…

  • В контурах смысла

    Недавно прочла эту статью о методе Китайгородской, по которому сама с удовольствием изучала английский и французский в свое время. Вспомнила о…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment